Татьяна Волосожар и Максим Траньков: может быть, вернёмся к чемпионату Европы 2015 года

13.02.2014 | Фигурное катание | Morozov-Team News

12 февраля на Олимпийских играх в Сочи фигуристы завершили розыгрыш медалей в турнире спортивных пар. Россияне заняли две первые ступени пьедестала – Татьяна Волосожар и Максим Траньков стали двукратными олимпийскими чемпионами-2014, а Ксения Столбова и Фёдор Климов к золоту командных соревнований прибавили серебро личного старта. О своём выступлении Татьяна Волосожар и Максим Траньков рассказали специальному корреспонденту портала MOROZOV-TEAM Инне Кузнецовой во второй части интервью.

 

- Максим, почему вы плакали?

Максим Траньков: Было очень сильное напряжение, которое нашло такой выход. Это были даже не слезы счастья, это было какое-то опустошение, что мы выстояли, не опозорили свою страну.

Татьяна Волосожар: Справились с этой ответственностью, потому что все ждали эту медаль, ждали от нас хорошего выступления. Мы хотели показать все самое лучшее, на что способны.

Максим Траньков: Очень много людей работали на эту победу. Мы не хотели их подвести.

 

- Насколько нервными получились последние тренировки?

Татьяна Волосожар: Не очень нервными, мы были равнодушны к ошибкам, потому что на предыдущих турнирах, когда мы хорошо катались на тренировках, у нас не получалось на соревнованиях. И мы надеялись, что всё самое лучшее получится именно под музыку в программе.

 

- Как справлялись с таким давлением?

Максим Траньков: В таких случаях надо находить нужные слова. Хорошо, что нас двое, и мы всегда поддерживаем друг друга. Мы очень хорошо чувствуем друг друга. Когда мы выходили, я увидел, что Таня в очень хорошем состоянии, она была очень сконцентрирована. Это перед короткой программой в команде было волнение, а сейчас она была спокойна, и мне сразу это передалось. Я тоже старался выглядеть спокойным для нее. Мы помогаем друг другу.

 

- Вы отгоняли от себя мысль, что только дикая случайность может помешать вам выиграть?

Татьяна Волосожар: Лично я вообще не думала о медалях. Мне было важно просто хорошо откататься. Я гнала мысли и об уже заработанной медали, и о предстоящей.

Максим Траньков: Мы были сконцентрированы на элементах.

Татьяна Волосожар: Мы были зажаты эмоционально, и по эмоциям 100-процентного проката не получилось, но элементы мы отработали.

 

- В какой момент пришла идея поменять платье в произвольной программе?

Максим Траньков: Уже давно. Мы изначально мы планировали сделать желтое платье, потому что оно было в мюзикле, который мы смотрели в Нью-Йорке. Пробное платье мы сделали белым, мне очень понравилось, и я уговорил Таню в нём кататься. Но всё равно пообещали ей, что ещё будет желтое, потому что она его очень хотела. И когда Таня выбирала, в каком платье выйти, я сказал: «Если сомневаешься, отправь белое платье домой – и у тебя уже не будет вариантов», и она его отправила.

 

- Сейчас вы возьмете тайм-аут в выступлениях?

Максим Траньков: Да, абсолютно точно. Нам нужно отдохнуть, восстановиться, заняться делами, которые мы очень долго откладывали. Мы будем кататься, продолжать тренироваться, участвовать в шоу – этот график уже расписан до осени. А вернемся, когда соскучимся по соревнованиям.

 

- То есть, как минимум, год мы вас не увидим?

- Ну, не год… Мы планируем вернуться, может быть, к чемпионату Европы 2015 года. Посмотрим на здоровье и желание.

Татьяна Волосожар: Но на турнир в Оберстдорф обкатывать программы мы не поедем (смеется).

 

- Насколько вы были удивлены прогрессом молодых пар?

Татьяна Волосожар: Эти ребята сильны технически, просто ещё молоды. К тому же, им не хватало системы.

Максим Траньков: Да, им нужно было подобрать систему, что Нина Михайловна Мозер делала очень успешно. С Верой Базаровой и Юрой Ларионовым всё было сложней – они пришли абсолютно разбитые, их нужно было собирать в кучу. А Ксения Столбова и Фёдор Климов были готовы сразу же работать. У них были две травмы летом, и они просто за рекордные сроки восстанавливались, не опускали руки. Было видно, как они хотят на эту Олимпиаду, как они стремятся, работают. И сегодняшнее серебро – плоды их плодотворно работы. 

Татьяна Волосожар: Все сложилось для дебютантов Олимпийских игр, которые ещё даже ни разу не выступали на чемпионате мира.

 

- На следующей Олимпиаде в Корее выступление наших пар будет еще успешней?

Максим Траньков: Если бы после Турина наша общественность поверила молодым специалистам, ямы в Ванкувере бы не было. Почему у нас такой прогресс? Потому что у нас молодая команда тренеров – им по 35 лет, а наша Нина Мозер – их двигатель. Думаю, дальше будет только лучше. Если другие фигуристы будут смотреть на нас, на Ксению и Федора и поймут, что на одних прыжках или выбросах сейчас не выиграть – нужно показывать катание, переходы между элементами, делать сложные поддержки, подкрутки, результат придёт. У нас были пары, которые только прыгали или только катались, но не было баланса. Изменилась система, и не многие тренеры смогли перестроиться. Нам повезло со специалистами, которые с нами работали. Нина Михайловна такой открытый человек – она привлекала кучу народа.

Татьяна Волосожар: Мы не скрывались, как многие пары. Мы стали в пару в мае, а в августе уже выступали. Мы работали на глазах у всех.

 

- То, что вы стали в пару – это судьба?

Максим Траньков: Мы долго к этому шли. Думаю, что-то привело нас друг к другу.

 

- Максим, вы много раз говорили, что катаетесь только потому, что Таня хочет золотую медаль. Вам хоть немного понравилось кататься?

Максим Траньков: На самом деле мне жутко не понравилось, как я сегодня катался, потому что я просто не мог согнуть ноги – ковылял на прямых. Единственное, рад, что отработал там, где нужно. Мне нужно было разгонять Таню на выбросы, чтобы она отдохнула. Я включался – бежал на выбросы. Самое главное, что работала голова, что я смог все рассчитать.

 

- Нина Мозер говорила, что не видит разницы между чемпионатом мира и Олимпийскими играми. Она говорила правду?

- Я не знаю, ей виднее. Нина Михайловна в 2011 году дебютировала на чемпионате мира, в этом году она неплохо дебютировала на Олимпийских играх. И нам очень понравилось, как она себя вела. Она не изменяла наших сложившихся традиций, не паниковала. За эти четыре года она прошла большой путь. На первых стартах у нее была нервозность. Мы это видели, сами её успокаивали. Но она очень быстро стала опытным, даже матёрым тренером. Мы вместе всему учились. Нина Михайловна очень хороший менеджер – она может все организовать. Она не все знает в технике, и сама это признает, поэтому у нее столько помощников. Но так всё организовать может только она.